Думать языком

«Язык помогает нам познавать мир так же, как зрение и слух», — автор этой фразы, лингвист Ноам Хомский, в свое время совершил переворот в науке.

Американец Хомский — самый цитируемый из ныне живущих ученых. Он первым заявил, что язык буквально встроен в наш мозг. Грамматические правила даны человеку от рождения, а все языки мира одинаковы в своей глубинной основе, хотя и различаются на уровне построения предложений и слов. Но на вопрос, не перейдут ли в будущем люди на одну общую речь, лингвист неизменно отвечает: «Надеюсь, что нет. Иначе это было бы ужасно скучно!» 7 декабря Хомскому исполнилось 85 лет.

Охотники без счета

Думать языком

Язык охотников-собирателей из племени пираха, которые живут в амазонских джунглях, не знает числительных. Для обозначения количества существует только два слова — «мало» и «много». Американский миссионер Дэниэл Эверетт, который 30 лет прожил среди туземцев-пираха, так и не смог обучить их счету. Аборигенам было абсолютно все равно, 8 или 10 рыбин они поймали. Лишь бы хватило!

В грамматике пираха нет прошлого и будущего времен. «Они живут здесь и сейчас», — рассказывал Эверетт. Со временем миссионер отказался от идеи обратить туземцев в христианство: «Зачем им Бог, если они и так счастливы?»

Время назад

Думать языком
На языке индейцев аймара — жителей высокогорья Анд — разговаривают более 3 миллионов человек. И вся эта немаленькая толпа живет по принципу «назад в будущее». В речи и в сознании туземцев вчера и завтра поменялись местами. Время они представляют наоборот. Аймара указывают себе за спину, рассказывая о будущем, и вытягивают руку вперед, если говорят о прошлом. Обитатели высокогорья делают огромное различие между известным и неизвестным, видимым и невидимым. Поэтому вполне логично расположить уже изведанное вчера на виду, а непознанное и непостижимое завтра – за спиной. Все равно ничего конкретно о нем не скажешь!

Восемь я

Думать языком

Во вьетнамском языке есть целых восемь местоимений, обозначающих слово «я». Их употребление зависит от пола и социального положения собеседника: когда общаешься с чиновником, у тебя одно «я», когда с подругой — совершенно другое. Вместо привычных нам «ты» и «вы» вьетнамцы используют названия разных пеней родства. Например, всех ровесниц папы величают «младшими тетями по отцу». А любовники обращаются друг к другу как «младшая сестра» и «старший брат». Причем некорректное употребление термина воспринимается как оскорбление.

Прекрасное оно

Думать языком

Когда мир начал бороться за понятие «третьего пола» в языке и за сглаживания различий между женским и мужским, в Эстонии и Финляндии к этому отнеслись спокойно. Ведь в языках этих стран принципе нет понятия рода. А для «он», «она» и «оно» хватает одного слова. Потому, изучая русский, финн может без задней мысли назвать красотку с пышным бюстом «оно».

Нет у эстонцев с финнами и будущего времени. Эту особенность ученые объясняют суровым северным климатом, закалившим не менее суровый характер. С точки зрения «горячих парней», если что-то сказано, то это уже можно считать деланным. И никаких «возьмусь после дождичка в четверг».

И еще…

Areodjarekput (язык инуитов, Аляска) — обычай временно обмениваться женами.

llunga (язык луба, Конго) — человек, готовый простить любое зло первый раз, вытерпеть его во второй раз, но не простить в третий раз.

Tingo (паскуальский, Океания) — одалживание у человека денег и вещей до тех пор, пока у того ничего не останется.

Desenrascanco (португальский) — возможность выйти из трудного положения при отсутствии продуманного решения и каких-либо средств (чем-то сродни русскому «авось»).

Drachenfutter (немецкий, дословно «кормежка дракона») — обычай дарить женам небольшие подарки, чтобы задобрить их после ссоры (похоже на наше «умаслить», но применимо только в отношениях между супругами).

Tartle (шотландский) — паника, возникающая, когда ты должен представить одного человека другому, но не можешь вспомнить его имя.

Оkа (язык ндонга, Нигерия) — затрудненное мочеиспускание, вызванное тем, что объелся лягушек до начала сезона дождей.

Wabi-Sabi (японский) — способность обнаруживать нечто прекрасное в несовершенстве предмета.

Sgiomlaiareachd (гэльский, Шотландия) — раздражение, которое вызывают люди, отвлекающие от процесса питания.

«Да нет, наверное!» — русское выражение, которое невозможно дословно перевести на другой язык.

«Ничего!» — ответ на вопрос «Как дела?», который вводил в ступор «железного» канцлера Германии Отто фон Бисмарка, изучавшего русский.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.