Классицизм и барокко

Классицизм и бароккоДуховным отпрыском Ренессанса в архитектуре стал классицизм — еще более строгий, математически выверенный и симметричный. И еще более масштабный. Глядя на самую знаменитую постройку классицистической архитектуры, собор Святого Павла, построенный Кристофером Реном в Лондоне, невозможно отделаться от ощущения: строгость и структурность классицизма — той же природы, что и логика научной мысли этой эпохи. Стремясь сделать свой купол выше и легче, Рен создал трехслойную структуру, повторенную потом в куполе церкви Инвалидов в Париже.

Строгость, апеллирующая не к чувствам, как пристало бы искусству, а к разуму, выверенная линейность — это определение подходит для описания сущности классицизма, но не подходит для того, чтобы представить эпоху, внутри которой он существовал. История архитектуры этого времени отказывается развиваться линейно — и вот бок о бок с рассудочным классицизмом появляется чувственное барокко.

Иль-Джезу в Риме

В 1575 году в Риме рождается один из первых памятников барокко. Джакомо де па Порта выполняет в камне драматургию проекта Виньолы — нарастание ордерных структур к центру, контраст света и тени, акцент на входе, мало связанные с центральным боковые фасады. Эта экспрессия, в отличие от покоя классических фасадов, буквально втягивает зрителя в куда более важное внутреннее пространство церкви.

Плавные членения фасадов, настоящие каскады декоративных элементов, царство золота, деревянной резьбы и росписи, неоднозначность форм — барокко было похоже на короткую, но мощную вспышку чувств, как будто вся европейская цивилизация разом влюбилась. Однако вскоре это прошло. На архитектурном горизонте вновь воцарился классицизм с его дальнейшими изводами, объединенными общей строгостью форм. Парижский Пантеон, Казанский и Исаакиевский соборы Санкт-Петербурга, вашингтонский Капитолий и его родной брат из Гаваны — каждое из этих зданий следует принципам классицизма, и в каждом из них мы можем прочитать не только завоевания Ренессанса, но и идеи, положенные в основание древнего римского храма всех богов.

Пантеон в Париже

В 1750 — 1780-х годах Жак-Жермен Суфло приносит оммаж лучшим образцам итальянского классицизма, строя церковь Святой Женевьевы, будущий Пантеон — как нарекла его революция. Здесь находит свое логическое завершение ориентация на античные и зрелые ренессансные образцы — уравновешенный, ясный крестообразный план, римский портик и купол, напоминающий о Темпьетто, созданном Браманте.

Отказаться от этой универсальной и лаконичной формы человечество заставила промышленная революция середины XIX столетия. Разраставшиеся и стремительно индустриализировавшиеся города по обе стороны Атлантики отныне нуждались не в масштабных храмах и цитаделях власти, а в доступном жилье для своего все увеличивавшегося населения, в вокзалах, больницах, зданиях министерств и громадных выставочных павильонах. Купол, впрочем, не был забыт архитекторами — уменьшенный в размерах, он стал венчать элементы построек эпохи модерна, превратившись из центральной формы в изящный декоративный акцент — как, например, на «Доме Зингера» в Петербурге. Советские архитекторы порой возвращали куполу главенствующее значение. К 1941 году Алексей Щусев достраивает свой Оперный театр в Новосибирске, увенчанный уникальным куполом 60-метрового диаметра, который держится без контрфорсов, ферм или колонн. Тяжеловесная на вид, в действительности эта конструкция очень легкая — средняя толщина купола составляет всего 8 сантиметров. Законченный перед войной, театр стал архитектурным прологом к сооружениям, посвященным ее окончанию, — Залу воинской славы в Волгограде, мемориальному комплексу на московской Поклонной горе… Похоже, человечеству предстоит увидеть еще немало величественных сооружений, увенчанных куполом.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.