Индокитай

Представьте, что пришедшие на новогоднюю вечеринку друзья преподносят вам пачку риса нового урожая. И вы, и они — жители большого города, но и вы в прошлом году дарили им пакет риса. Странная ситуация — однако, например, в Ханое такое в порядке вещей. Если подумать, это выглядит не более удивительно, чем наш обычай дарить на Пасху освященные расписные яйца.

Даже наоборот: пасхальные яйца для нас актуальны только раз в году, а рис в Юго-Восточной Азии — это то, без чего не представишь здешний стол в любой сезон. Поэтому неудивительно, что на Тет (вьетнамский Новый год — первый день весны) вьетнамцы преподносят друг другу рисовые зерна. Это значит, что привычная жизнь продолжается, — а обилие рисовых кушаний позволяет тем, кто собирается за праздничным столом, надеяться, что в следующем году она будет лучше, чем в прошлом. Для того чтобы встретить Тет изобильным застольем, бедные семьи получают специальную субсидию от правительства. А главную роль на праздничном столе — и в деревенской хижине, и в особняке министра — играет блюдо, которое называют «баньтьынг».

Внешне оно совсем незамысловато — похоже на квадратный голубец, начиненный смесью риса, бобов мунг и свинины (бывает и без мяса — для вегетарианцев и буддистов). Однако его приготовление может занять всю семью на пару дней: рис особым образом вымачивают, свинину натирают специями, подбирают подходящие листья… Обычно в ход идут листья растений семейства марантовых или банановой пальмы — в них начинку заворачивают и перевязывают бамбуковыми веревочками. На вид — ни дать ни взять новогодний подарок. Но на этом приготовление баньтьынга не заканчивается: предстоит целых восемь часов варить его на очень медленном огне. Оставлять бань-тьынг без присмотра считается дурным поступком — и потому, пока идет дело, домочадцы проводят время вместе, рассказывая друг другу истории.

Кроме прямоугольного баньтьынга, который символизирует земную твердь, на новогодний стол вьетнамцы подают баньзей, рисовый пирог круглой формы. Он символизирует небо, а придумал его, как и баньтьынг, если верить древней вьетнамской легенде, Ланг Льеу, младший сын одного из царей-хунгвыонгов, правивших землями древних вьетов во II тысячелетии до н. э. Легенда гласит, что Ланг Льеу был хоть и аристократом, но бедным — и потому соорудил аллегорию мироздания из того, что имелось у него под рукой. А что еще могло быть в распоряжении азиатского бедняка, кроме горстки риса?

Впрочем, даже если Ланг Льеу никогда не существовал в реальности, легенда эта почти правдива. Судя по археологическим данным, на территории Вьетнама это блюдо известно как минимум с XX столетия до н. э. Да и его назначение в предании описывается верно: считается, что блюдо появилось после того, как хунгвыонг велел сыновьям создать кушанье для Тета, выражающее почтение к предкам. С тех пор прошло четыре десятка веков, но все по-прежнему на своих местах: баньтьынги в Новый год вьетнамцы не только уплетают за обе щеки, но и кладут на алтари предков, имеющиеся почти в каждом доме.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.