Конец пути

Конец путиРаманам не в силах идти дальше, ему помогают сесть. Одни приподнимают кавади, другие разминают ноги и плечи, как боксеру между раундами. Жена дает воды, но он не в состоянии глотать. Его обходит другой паломник, без кавади, но с грудью, усыпанной крючками с лимонами.

Эти тяжелые индуистские ордена подпрыгивают при каждом шаге, и я пытаюсь представить, что он чувствует. Когда паломник проходит мимо меня, я вижу, что за ним идет человек и сдерживает каждый его шаг вожжами, которые крючьями прикреплены к спине лимононосца.

Через минуту кавади водружается обратно, и Раманам встает. Мы подходим к лестнице в пещеры, рядом с которой стоит 40-метровая статуя Муругана. «Вел! Вел! Вел!» — несется со всех сторон.

На 272 ступенях — разорванные вьетнамки, пустые пластиковые бутылки, раздавленные фрукты и другой мусор.

Где-то на полпути меня ударяет краем своего кавади пошатнувшийся бородатый паломник. Остановиться и передохнуть нельзя. Пожилая женщина спотыкается у моих ног. Слезы и пот смешались на ее лице. Ей никто не подает руку, только подбадривают. Это ее уговор с Муруганом, и она должна выполнить обет сама.

Наверху я оглядываюсь на поток лиц до самого низа и дальше. Отсюда кажется, что мерцающие вдали небоскребы Куала-Лумпура принадлежат другому миру. Паломники без кавади текут в храм Субрахманьи-Муругана, где десятка два служителей без передышки забирают у них горшочки с молоком и медом и орошают ими копье Муругана. Раманам вдруг угрожающе надвигается на меня, когда я хочу сфотографировать его крупным планом. К Раманаму подбегает главный брамин и, прикладывая руку ему ко лбу, говорит короткое внушение и снимает транс.

После этого Раманам еще какое-то время отрешенно стоит, не обращая внимания ни на хлопочущих вокруг него родственников, ни на служителей, которые оперативно вынимают из него крючки и посыпают пеплом те места, где они были. Он хочет оставаться под властью высшей силы.

Раманам в изнеможении опускается на руки брата и жены. Я вижу в его глазах слезы...

Через несколько дней я улетал. Из Куала-Лумпура в суперсовременный аэропорт идет скоростной поезд-экспресс. Похоже, Малайзия действительно вплотную подобралась к первому миру и скоро по праву вступит в его ряды. И вряд ли этот новый мир будет долго терпеть увиденную мной яркую, но пугающую древность.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *