Конец пути

Конец путиРаманам не в силах идти дальше, ему помогают сесть. Одни приподнимают кавади, другие разминают ноги и плечи, как боксеру между раундами. Жена дает воды, но он не в состоянии глотать. Его обходит другой паломник, без кавади, но с грудью, усыпанной крючками с лимонами.

Эти тяжелые индуистские ордена подпрыгивают при каждом шаге, и я пытаюсь представить, что он чувствует. Когда паломник проходит мимо меня, я вижу, что за ним идет человек и сдерживает каждый его шаг вожжами, которые крючьями прикреплены к спине лимононосца.

Через минуту кавади водружается обратно, и Раманам встает. Мы подходим к лестнице в пещеры, рядом с которой стоит 40-метровая статуя Муругана. «Вел! Вел! Вел!» — несется со всех сторон.

На 272 ступенях — разорванные вьетнамки, пустые пластиковые бутылки, раздавленные фрукты и другой мусор.

Где-то на полпути меня ударяет краем своего кавади пошатнувшийся бородатый паломник. Остановиться и передохнуть нельзя. Пожилая женщина спотыкается у моих ног. Слезы и пот смешались на ее лице. Ей никто не подает руку, только подбадривают. Это ее уговор с Муруганом, и она должна выполнить обет сама.

Наверху я оглядываюсь на поток лиц до самого низа и дальше. Отсюда кажется, что мерцающие вдали небоскребы Куала-Лумпура принадлежат другому миру. Паломники без кавади текут в храм Субрахманьи-Муругана, где десятка два служителей без передышки забирают у них горшочки с молоком и медом и орошают ими копье Муругана. Раманам вдруг угрожающе надвигается на меня, когда я хочу сфотографировать его крупным планом. К Раманаму подбегает главный брамин и, прикладывая руку ему ко лбу, говорит короткое внушение и снимает транс.

После этого Раманам еще какое-то время отрешенно стоит, не обращая внимания ни на хлопочущих вокруг него родственников, ни на служителей, которые оперативно вынимают из него крючки и посыпают пеплом те места, где они были. Он хочет оставаться под властью высшей силы.

Раманам в изнеможении опускается на руки брата и жены. Я вижу в его глазах слезы…

Через несколько дней я улетал. Из Куала-Лумпура в суперсовременный аэропорт идет скоростной поезд-экспресс. Похоже, Малайзия действительно вплотную подобралась к первому миру и скоро по праву вступит в его ряды. И вряд ли этот новый мир будет долго терпеть увиденную мной яркую, но пугающую древность.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.